Политические словотвори: кому и зачем через 350 лет сетовать Многогрешным гетмана Демьяна Игнатовича

Гетман Демьян Игнатович. Историческая реконструкция. (Фото предоставлено НІКЗ «Гетманская столица».)

Существует мнение, что современные средства обмена информацией делают информационное поле, в котором живут люди, чрезвычайно динамичным и изменчивым.

Возможно, так и есть, но все-таки существует и обратная сторона этой медали в виде достаточно странных вещей.

В прошлых 2018 и 2019 годах отмечали 350 лет со времени избрания на гетманство Демьяна Игнатовича и основания гетманской столицы в городе Батурин.

Такие юбилеи не могли пройти мимо внимания как популяризаторов истории, так и просто людей, интересующихся ею.

В результате в сети интернет появилось большое количество статей, сообщений и заметок, посвященных этим знаменательным событиям.

Не имея целью принизить значение внимания к родной истории и вообще аплодируя людям, которым не безразлична к своему прошлому (а знания, как известно, является залогом нормального будущего), отметим следующую коллизию.

Абсолютное большинство материалов, что мы встретили в сети интернет, были повторением утверждений, тиражируемых десятки, а то и сотни лет, настоящих мифов, что родом еще из XIX века.

Видимо, причиной этого является информационный шквал, через который просто не хватает времени вникнуть в проблему.

Впрочем, с помощью современных средств коммуникации мы получили спровоцированную юбилейными датами тенденцию к повторению и закреплению ложных сведений.

Демьян вообще происходил из крестьянской семьи

Самым ярким примером является история с фамилией гетмана Демьяна Игнатовича, который в большинстве упомянутых материалов фигурирует, как Демьян Многогрешный. Давайте попробуем разобраться, ведь гетман Демьян не был никаким Многогрешным — он был «умеренно грешным», как и все.

На самом деле 350 лет назад фамилий в современном их смысле практически не существовало. Паспортов не выдавали, строгого учета людей не было. А неизменны сотни лет из поколения в поколение фамилии, как наследственное наименование человека, что указывает на принадлежность к определенной семье, использовались практически исключительно в высшей аристократией. Даже среди широких кругов шляхты часто имела место смена фамилии. Это происходило по разным причинам.

Для примера, известный украинский народный герой, персонаж эпического фольклора Нестор Морозенко (урожденный шляхтич Мрозовицкий) назвался тем именем, под которым вошел в историю, с переходом к казацкого сословия.

Наш Демьян вообще происходил из крестьянской семьи, где фамилий никогда не имели. В селе или на сельской улице могло быть несколько Демьянов, которых очень легко отличали друг от друга по месту расположения дома или с какими-то личностными характеристиками — физическими или психологическими. Так образовались местные прозвища, которые редко хранились несколькими поколениями, видоизменялись, нигде не фиксировались, а со временем забывались.

И только когда люди, подобные Демьяна Игнатовича, «выходили в люди» (а освободительная война Богдана Хмельницкого создала мощные «социальные лифты»), тогда возникала необходимость иметь фамилию.

Правда, и здесь не было никаких устоявшихся форм или требований. И кому как нравилось, тот так себя и называл. Чаще всего образовывали фамилии от имени отца. Соответственно, став полковником, а затем и гетманом, Демьян подписывал документы чаще как «Игнатьевич», а иногда и как «Игнатенко».

Образование фамилий с помощью суффиксов «-вич» и «-енко» было самым популярным среди жителей казацкой Украины XVII века.

Наиболее распространенная сейчас форма образования с «-енко» была характерной для степного пограничья тогдашней территории, заселенной украинцами. Такую форму можно условно назвать традиционной казацкой и для простого люда. Имел место примерно следующий механизм.

Простые люди «покозачувались», становились во время освободительной войны уже не «такими простыми», но не сильно заморочувались собственными фамилиями и по воле писарей попадали к документам под разговорным форме украинского отчество: чей сын? Игната. Пишем: Демьян Игнатенко.

Почетнее фамилии

Форма образования фамилии с суффиксом «-вич» была более почетной, потому что ассоциировалась с тогдашней элитой. Много значительных украинских родов среди магнатов и шляхты имели подобные фамилии — Курцевичі, Тышкевичи, Глибовичи тому подобное. Конечно, людям со способностями и амбициями второй вариант был ближе.

Поэтому наш Демьян явно отдавал предпочтение фамилии «Игнатович». Кстати, еще один батуринский гетман Иван Самойлович, имел отца Самуила — простого сельского священника.

Напомним, что суффикс «-вич» в именах и фамилиях действительно считался столь почетным в Восточной Европе, что, например, в Московии, где традиционно было значительно более «законсервированное» общество, могли даже бить плетьми за «незаконное» его использования. Например, если какой-то дворянин без разрешения царя «-вичем писался»: «Василий Иванович, а не Васька сын Иванов».

Также распространена сейчас среди украинцев форма образования фамилии с окончанием «-ский» или «-цкий» в XVII веке ассоциировалась с высшей элитой (князьями Вишневецкими, Острожскими, Заславськими тому подобное) очень редко присваивалось «новорожденной» казацкой элитой.

Видимо, через традиционную казацкую скромность. Исключениями были только казацкие роды, происходившие от шляхты и к тому же еще имели не одно поколение в истории, как Хмельницкий или Выговский.

Позволим себе небольшое отступление и отметим, что фамилии вроде и Коваленко, и Ковалевича, и Ковалевского являются собственно украинскими. Почему нет сейчас такой ошибочный стереотип, когда люди от фамилии пытаются выводить национальность носителя.

И потому некоторые нашего Демьяна начинает называть то поляком, то ли еще каким-то иностранцем. Но все упомянутые выше формы образования фамилий является в целом славянскими и если уж кому так хочется «подогнать» фамилия под национальность, то надо прежде всего смотреть на корень слова, а не на его окончание.

Для примера, носители фамилий Шпаков, Ковалев и Шульгин, вероятнее всего, имели достаточно сложную историю семьи, но отнюдь не являются «исконно русскими», как некоторые любят утверждать.

Так и наш Демьян стал «Игнатовичем». Но почему же многие сотни лет, до теперь, упорно продолжает называть его «Многогрешным»? Дело в следующем…

Конфликт с генеральным підскарбієм, который стал летописцем

В бурной биографии гетмана однажды произошел конфликт с одним из коллег — казацких чиновников — генеральным підскарбієм Романом Ракушкой-Романовским (на современный манер генеральный казначей — это что-то близкое к министру финансов).

Гетман Игнатович победил Ракушку и тот вынужден был бежать на Правобережную Украину, к сопернику Демьяна, тамошнего гетмана Петра Дорошенко. Видимо, настолько глубоко проникся Ракушка своим поражением, что даже решил оставить светскую жизнь, став священником. А на склоне лет, как это иногда случалось с казацкими старшинами, написал летопись.

Очень интересный летопись по мотивам жизни Ракушки. Он получил от историков название «Летопись Самовидца» и стал одним из самых известных казацких летописей.

И вот в этом своем «Летописи» Ракушка направо и налево «крестит» гетмана «Многогрешным», добавляя уместно и неуместно, очень часто передергивая и искажая неприятные подробности из его жизни.

В свое время Ракушка, очевидно, желал бы лучше дотянуться до гетмана саблей и приложить поэтому ее между глаз, но не сложилось.

Однако ему удалось применить значительно более действенный способ, что значительно сильнее саблю — перо. Информационная лавина начала свое восхождение.

Позже казацкие летописцы последующих поколений, что, как считают историки, во многом ориентировались на очевидца Очевидца, также в отношении гетмана Игнатовича использовали исключительно наименование «Многогрешный».

А историки XVIII и XIX веков (которых мы очень уважаем и чтим — первым все же всегда тяжелее) во времена, когда начала зарождаться наша наука, поверили летописцам на слово. В те времена еще даже понятия такого, как верификация источника (установление правдивости) не было.

С критическим отношением к источникам мы и сейчас имеем большие проблемы, а тогда история воспринималась как эдакая сказочка, и первые историки просто переписали Самовидца. «Многогрешный» да «Многогрешный»!

Пример извечного черного пиара

Попутно хочется призвать читателя не слишком доверяться историкам предыдущих веков. Мы, например, не спешим использовать медицину XIX века, по крайней мере это касается людей со здоровой психикой. А историкам прошлых веков почему-то привыкли беспрекословно доверять.

Таким образом фамилия «Многогрешный» закрепилось, стало привычным, а с привычным и стереотипным очень трудно бороться. Но отметим, что Ракушка не выдумал это фамилия для гетмана, а только «раскрутил» его для потомков. На самом деле и в прижизненных, и в хронологически приближенных к гетману официальных документах его часто таки называли «Многогрешным».

Но так называли гетмана за его правление лишь его враги, а после устранения от власти и сослан в Сибирь как «Многогрешный» он начинает фигурировать и в московских документах. На самом деле под фамилией Многогрешного мы в документах эпохи постоянно видим брата гетмана Василия.

Видимо, просто не могли гетманские «доброжелатели» пройти мимо такое колоритное фамилия и в собственных целях распространили его и на гетмана.

Можно предположить, что «Многогрешный» действительно могло быть каким-то уличным прозвищем этой семьи, но гетман отказался от его использования. А был еще и третий брат — Савва, у которого была фамилия Шумейко, и четвертый брат — Зиновий, который умер еще до политического возвышения Демьяна и вообще всегда упоминался без фамилии. Итак, имеем четырех братьев и четыре варианта фамилии в одной семье.

Но и это еще не все. Существуют сведения, что иногда Демьяна называли прозвищем «Перевязка». А поскольку есть основания считать, что свою карьеру будущий гетман начал на Запорожской Сечи, то, возможно, последнее упомянутое прозвище пристало к Демьяна с тех времен. Слишком по-запорожски оно звучит.

Вот так все непросто в нашей истории… Но могло быть гораздо хуже, например, японским историкам еще труднее, ведь тамошние деятели примерно в то же время, когда жил Демьян, могли по несколько раз за жизнь полностью менять и фамилию, и имя.

В заключение призываем всех использовать в отношении гетмана Демьяна фамилия «Игнатович», поскольку именно оно выведено его собственной рукой на документах, что дошли до нашего времени. А подмена его на фамилию «Многогрешный» — это пример успешного извечного черного пиара в нашей истории.

Виталий МАМАЛАГА,

старший научный сотрудник Национального историко-культурного заповедника «Гетманская столица»

Батурин

Share Button
Previous Article
Next Article