На защиту русофобии: почему и кто призывает любить тех, кто уничтожает Украину

Сейчас в мировом информационном пространстве термин «русофобия» (так же, как, скажем, полонофобия, франкофобія, или, упаси Боже, негрофобія) считается чуть ли не неприличным.

Попробуй только откровенно провозгласить себя каким-то «фобом» — и сразу получишь волну обвинений в шовинизме, расизме, ксенофобии…

Неслучайно выдающийся историк, член Академии наук Франции Ален Безансон, который всю свою жизнь посвятил анализу генетического единства коммунизма и нацизма, исследованию идеологических и ментальных истоков российского империализма в самых разнообразных его формах — царско-имперской, советской и нынешней путинской, в конце своей последней книги «Святая Русь» провозглашает: «Не существует никаких причин быть русофилом или русофобом. Я не является ни тем, ни другим».

Хотя вся логика его научных исследований убедительно свидетельствует, что основания, и очень веские, не любить русских и воспринимать их как глобальную угрозу у мыслящих людей во всем мире. Не так давно нынешний российский лидер Владимир Путин с нескрываемой угрозой спросил: «Зачем нам мир, если там не будет России?».

Хочется ответить ему вопросом на вопрос: «А зачем миру страна, которая угрожает существованию всего человечества?». Представляется, что уважаемый французский академик просто не решается откровенно сформулировать свое отношение к русским и их государства, опасаясь обвинений в нарушении политической корректности.

Впрочем опасаются или даже откровенно боятся этого не только во Франции. Так, несколько дней назад, обсуждая возможность публикации этой статьи, автор услышал от главного редактора одного из самых авторитетных в Украине сми: «Возможно, вы правы, но материал с таким заголовком мы никогда не опубликуем. Зачем нам неприятности?». Следовательно, признать себя русофобом в современном мире, в частности в Украине — если и не преступление, то очень тяжкий проступок.

Однако великий русский писатель Лев Толстой писал еще на рубеже ХХ века: «Чувство, которое испытывали все чеченцы от мала до велика, было сильнее ненависти.

Это была не ненависть, а непризнание этих русских собак людьми и такие отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что желание истребления их, как желание истребления крыс, ядовитых пауков и волков, было таким же естественным чувством, как чувство самосохранения».

А что, собственно, изменилось за полтора века, прошедшие со времен Хаджи-Мурата? Бессмысленная жестокость «этих существ», так же, как и жажда покорять соседние народы, никуда не делись. У них только на приложение появилась техническая возможность уничтожить в своей ненависти и ксенофобии целое человечество.

Что же такое русофобия? Это слово имеет два значения — во-первых, предвзятое, подозрительное, неприязненное, враждебное отношение к России и русским, во-вторых, в более узком смысле этого слова, страх перед Россией и российской внешней политикой.

Относительно русофобии в первом значении еще могут возникать определенные сомнения — хотя бы потому, что предвзятое, а значит необъективное отношение к чему-либо всегда является контрпродуктивным.

А вот русофобия, как осознания экзистенциальной угрозы, которую несет агрессивная политика Российского государства всему человечеству, а прежде всего народам и странам, то им злая судьба накинула русских в качестве соседей, — вполне оправдана.

Самый авторитетный российский историк начала ХХ века Михаил Покровский откровенно называл своих соотечественников «самыми разбойниками на Земле».

Россияне или московиты возникли как этническая общность в ХV-ХVI веках на территории Московского княжества, которое впоследствии убрало название царства. С самого начала этот этнос формировался на мессианский основе — на убеждении о собственной уникальности и избранности, превосходстве по сравнению со всеми другими народами мира, какую-то особую всемирную миссию, возложенную на них то ли Богом, то ли историей.

Впрочем, 500 лет назад немало народов мира были убеждены в собственной исключительности и превосходства по сравнению со всеми другими этносами Земли. Сейчас же такой архаичный взгляд на себя и на мир, кроме русских, сохранили разве что иранцы, большинство которых и до сих пор считает, что их нация и страна имеют божественную миссию — нести всему миру свет истины в виде шиитской версии ислама.

Вся история России на протяжении веков — это история непрерывных захватнических войн, жестокого восхищения, очень часто с элементами геноцида, всех земель и народов, до которых могла дотянуться рука московских, потом петербургских, а затем снова московских правителей.

Территория этого государства за 500 лет существования увеличилось в 50 раз! При этом все это время активно создавались и продвигались лицемерные мифы, что все покоренные русскими народы «добровольно» вошли в состав их жестокой и отсталой государства, потеря независимости и переход под власть Москвы — огромное благо для казанских татар и украинцев, грузин и поляков, молдован и узбеков…

При этом на самом деле под власть русских часто попадали народы, которые стояли на высшем от них уровне социально-экономического и культурного развития, включения в состав Российского государства означало для этих народов деградацию.

Приведем лишь один пример: в середине 50-х годов XVII века, после печально известного Переяславского соглашения, по свидетельству архидиакона Павла Алеппского, грамотными были около 85 процентов населения полунезависимой Гетманщины.

После двух с половиной веков пребывания в составе Московии, согласно материалам Первого (и последнего) переписи населения Российской империи 1897 года, доля украиноязычных жителей, которые умели читать и писать, уменьшилась на этих землях до 16 процентов!

«Миссия» России на протяжении веков несколько раз менялась. После падения Византийской империи в 1453 году и установление сначала польской, а затем турецкого превосходства над Молдовой Московское княжество осталось единственным в мире полностью независимым православным государством.

Идеологи будущей империи активно продвигающих в общественное сознание московитов идею о том, что якобы только православие является единственным «настоящим» христианством, а представители всех других христианских вероисповеданий — еретиками.

Даже православных украинцев и белорусов в Москве некоторое время не признавали «настоящими» христианами и заставляли повторно креститься.

Следовательно властители Московии, самопровозглашенной «третьим Римом», были якобы не только право, но и обязанность установить свою власть над целым миром. В XIX веке в придачу к «православной миссии» россияне добавили «славянскую».

Ведь Россия на середину этого века была уже не единственной православной, но зато единственным независимым славянским государством в мире. О том, что именно Россия за несколько десятилетий перед тем стала главным фактором уничтожения второй великой славянской державы — Польской — старались не вспоминать. Следовательно, «историческая миссия» России отныне заключалась в «освобождении» славян, которое сводилось к переходу их из-под власти немцев или турок под власть русских.

Однако найбуйнішим квитом российский мессианизм расцвел в ХХ веке, когда их империя вступила в «красной» формы — СССР. Российские коммунисты не скрывали, что стремятся установить свое владычество над целым миром — не случайно на гербе СССР фигурировала Земной шар с наложенными на него серпом и молотом.

Крах СССР, кроме стремительного снижения жизненного уровня, и крах всей социально-экономической структуры вызвал в российском массовом сознании мощный когнитивный диссонанс — россияне потеряли свою «миссию», любое хоть в какой-то степени убедительное обоснование своей исключительности и уникальности по сравнению с другими народами мира.

Утверждение о какую-то особую нравственность россиян дико звучат в стране, где один из самых высоких в мире уровней коррупции, наибольшее в Европе количество убийств на миллион жителей и сотни тысяч брошенных детей.

Россия стремительно теряет свое место в мировой экономике. Еще 30 лет назад Советский Союз был второй экономикой мира, Россия же, по итогам 2019 года, переместилась по абсолютным объемам валового внутреннего продукта в долларовом эквиваленте с 11-го на 13-е место в мире, пропустив вперед крошечную Южную Корею и Австралию.

Москва и дальше требует, чтобы Америка «на равных» разговаривала с ней. Но возможно ли это в принципе, если экономика России — 8 процентов от экономики США, а самое главное — Москва не имеет никаких экономических, технологических, социальных, политических, философских моделей, которые она могла бы предложить как пример народам мира? Это вопиющее противоречие между амбицией и амуницией» — реальным местом России в современном мире и российскими представлениями об этом месте — чрезвычайно опасна. И для самих россиян, и для всего мира.

Поскольку Россия, к сожалению, до сих пор имеет один из крупнейших в мире арсеналов оружия массового поражения, способное уничтожить все человечество. И по мере нарастания и усиления изложенной выше противоречия растет российская агрессивность — как в заявлениях и действиях руководства этой страны, так и в массовом сознании подавляющего большинства россиян, которые поддерживают агрессию Кремля против соседних стран и даже обвиняют Путина в чрезмерной «мягкости».

Задумывались ли вы когда-нибудь, почему россияне рассказывают свои гадкие расистские анекдоты именно про чукчей? Не про якутов, бурятов, эвенков, ненцев или еще какой-то из десятков народов Сибири и Дальнего Востока, а про чукчей?

А дело в том, что чукчи — единственный среди всех этих народов, который на протяжении 250 лет вел кровавую, героическую, неравную борьбу против русских захватчиков, полностью уничтожил несколько карательных экспедиций. И в конце чукчи одержали победу, хоть и не полную.

Формально оставаясь в составе Российской империи, они завоевали себе право не платить ясак — натуральная дань, которую из большинства этих народов собирали мехом (помните все те «сорок соболей», которые россияне продавали в Западную Европу и на Ближний Восток и какими підкупали тамошних власть имущих), а с чукчей требовали клыки моржей.

Ясак был отнюдь не символическим — уже в конце XVII века грабеж малочисленных сибирских народов приносил треть всех доходов разбойничьей Русскому государству. И именно самый смелый и найволелюбніший из всех этих народов оказался у россиян «самым тупым».

Стремление унизить и оболгать всех, кто оказывает или оказывал сопротивление их имперской экспансии, — едва ли не самая отвратительная черта русского менталитета. И неслучайно на просторах российского интернета царит убеждение, что бойцы за свободу Украины 40-50-х годов прошлого века, которые в течение 15 лет без всякой поддержки извне оказывали героическое сопротивление крупнейшей и самой жестокой в мире советской репрессивной машине, были «предателями» и «трусами», а их несгибаемый лидер Степан Бандера имел прозвище Сопля.

И вот эти клеветники и фальсификаторы требуют от всего мира без всяких оговорок принять их «версию» истории и относиться к ним с пониманием и толерантностью.

Олекса ПИДЛУЦКИЙ

Share Button
Previous Article
Next Article