Эксперты: Россия хочет избавиться от украинских беженцев

ukraine bezhentcy
По статистике, в России в настоящее время находится 2,6 миллиона граждан Украины, из них около миллиона — беженцы. В последнее время власти страны откровенно дает понять, что украинцам время ехать домой, отмечают эксперты.
После того, как на Донбассе было установлено относительно устойчивое перемирие, в России с новой остротой встал вопрос о украинских беженцев. И хотя их отток в Украине уже начался, не все имеют возможность вернуться домой. А российские власти, похоже, уже сняла с себя ответственность за их судьбы. DW встретилась с семьей, которая попала в безвыходную ситуацию через циничное отношение чиновников.
За свои деньги — пожалуйста
Елена Михайловна Леонова переехала к дочери в Москву из города Золотого Луганской области в мае прошлого года, как только начались боевые действия. Официального статуса беженца оформлять не стала — в Москве получить его трудно, и помощь от государства на тот момент не нужна была. «Мы ничего не просили. Дочь работает, я помогала ей с тремя детьми, все бело нормально», — рассказывает DW Елена Михайловна. Но в сентябре все изменилось — в беженки обнаружили рак с метастазами. Чтобы это выяснить, Леонова прошла несколько платных обследований, но на лечение денег уже не хватало — только медикаменты, необходимые для первого курса химиотерапии в 57-й московской больницы оценили в 117 000 рублей.
С тех пор ее дочь, гражданка России, ходит по инстанциям, пытается организовать лечение или хотя бы получить обезболивающие — у матери уже начались сильные боли. В присутствии корреспондента DW Ирина позвонила в департамент здравоохранения Москвы и услышала, дословно, следующее: «Мама украинка на сегодняшний день? Ну, тогда она иностранка. За свои деньги — пожалуйста».
«А имеет какое-то значение то, что мы с Донбасса?» — Спросила Ирина. «Не нужно манипулировать тем, что вы из Донбасса. Когда мы, русские, едем за границу, мы понимаем, что не дай Бог там заболеть, сразу включают счетчик. И здесь так же: у нас также свой бюджет, и у нас достаточно больных и тяжело больных, также ждут помощи «, — ответила Ирине сотрудница департамента здравоохранения (запись разговора находится в распоряжении DW).

Нулевая квота
В департаменте здравоохранения Ирине посоветовали обращаться только, когда мать получит временное убежище (ТП) и полис обязательного медицинского страхования (ОМС). В Федеральной миграционной службе (ФМС) выяснилось, что ни первое, ни второе Елене Михайловне не светит. По отношению к Москве и еще шести регионов России введена так называемая «нулевая квота» на прием украинских беженцев. Исключение делается для тех, у кого есть близкие родственники в Москве.
Но семья Елены Михайловны — исключение из этого правила, поскольку Ирина, будучи гражданкой России, прописана не в Москве, а в Чувашии, где живут родители ее мужа. Получается, что Ирина имеет везти свою мать в Чувашии, там подавать заявление на временное убежище, потом оформлять страховой полис и только после этого возвращаться в Москву.
«Я говорю, может, есть какой-то другой выход из ситуации, так как это не рядовой случай, — рассказывает Ирина. — И пока я буду бегать со всеми документами, моя мать может умереть, не дождавшись медицинской помощи. Дядюшка мне ответил:» Ну и что? Моя мать тоже умерла, ничего страшного в этом нет «.
Предложение, от которого нельзя отказаться
В поисках поддержки Ирина обратилась в правозащитную организацию «Гражданское содействие», которая помогает беженцам и вынужденным переселенцам. И обнаружила, что ее проблема — не единичный случай. «Многие беженцы приезжают в регионы с» нулевой квоте «, — сообщила DW сотрудница комитета Марина Лексина. — Это не только Москва, но и Санкт-Петербург, Крым, Ростов — именно те регионы, где у многих есть родственники, знакомые, возможности найти работу. Там им отказывают в приеме документов, и они живут на правах иностранных граждан «. В этой ситуации, если человек заболел, ей остается только оплачивать лечение, объясняет заместитель председателя «Гражданского содействия» Елена Буртина.
На самом деле законодательство не исключает медицинской помощи этим людям, отмечает правозащитница. 31 октября 2014 правительством РФ было издано постановление, согласно которому «лицам, вынужденно покинули Украину и находящихся на территории РФ, в экстренном массовом порядке» в 2014-2015 годах может оказываться медицинская помощь и без страхового полиса. Язык идет о «первичную медико-санитарную помощь и специализированную, в том числе и о высокотехнологичную помощь в неотложной форме». Это постановление, в теории, дает возможность лечиться таким людям, как Елена Михайловна, — но на практике оно никогда не выполняется.
«У нас была подопечная из Донецка, — рассказывает Буртина. — Ей нужно было срочно менять кардиостимулятор — казалось бы, типичный пример» высокотехнологичной помощи в неотложной форме «. Ее дочь, тоже гражданка РФ, обошла всех чиновников, достучалась до первого заместителя департамента охраны здоровья Москвы Николая Потекаева, который в официальном письме подтвердил возможность предоставления бесплатной медицинской помощи.
«Но в больнице никто не собирался его слушаться. В итоге в беженки буквально на операционном столе потребовали предоплату — и это было предложение, от которого нельзя отказаться», — сокрушается Буртина. Или компенсировало впоследствии министерстве здравоохранения семье расходы в размере около полумиллиона рублей, в «Гражданском содействии» не знают.
Комментарий ведомства на момент публикации получить не удалось.
Мавр сделал свое дело?
После начала конфликта в Украине Россия разрешила находиться на своей территории украинским гражданам и лицам без гражданства, постоянно проживающих в Украине и прибыли в РФ, в экстренном массовом порядке. С 1 ноября Федеральная миграционная служба (ФМС) отменила эти миграционные преференции. Сохранятся они только для выходцев из Донбасса. Другим же гражданам Украины в РФ придется «обратиться в ФМС для определения своего правового статуса», отмечается на сайте ведомства: либо они как постоянные резиденты РФ должны получить разрешение на временное проживание, или как трудовые мигранты купить патент. В противном случае их пребывания на территории России, как и других иностранцев, будет ограничен сроком в 90 дней в течение шести месяцев.
В комитете помощи беженцам считают, что это решение — часть общей политики государства. «Мавр сделал свое дело — и значит, в нем уже отпала необходимость», — считает Елена Буртина. Она убеждена, что вскоре преференций лишат и выходцев из Донбасса.
По мнению Буртин, украинские беженцы сыграли для Кремля определенную политическую роль в качестве аргумента в политическом споре с властью Украины и с оппонентами на международной арене. Сейчас они перестали играть эту роль, считает правозащитница, и необходимость в них отпала: «Они превращаются уже просто в обузу, и российские власти постарается избавиться. Постепенно, не делая резких движений».
ФМС не справилась?
В опубликованной 28 октября докладе «Комитета гражданских инициатив», подготовленной экспертами в рамках проекта «Миграция», утверждается, что российские миграционные службы не справились с задачей интеграции украинских беженцев.
Эксперты убеждены, что Россия, вводя бесконечные бюрократические преграды для мигрантов, не смогла не только помочь нуждающимся, но и эффективно использовать трудовой потенциал беженцев из Украины, который по своей профессиональной подготовкой выгодно отличается от мигрантов из Средней Азии. «Распределение беженцев по субъектам РФ проводилось без учета тех профессий и специальностей, которые они имели. В результате опытные инженеры и профессионалы технических специальностей были вынуждены работать грузчиками и строителями», — отмечают авторы доклада. И именно этим, по их мнению, объясняется отток беженцев на родину.
«С Украиной идет образованный, культурно идентичен контингент, а мы не можем его принять, хотя рынок труда требует мигрантов», — сообщила на презентации доклада заместитель лаборатории миграционных исследований Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Жанна Зайончковская. «Наверное, с одной стороны, это хорошо, что люди возвращаются. С другой стороны, мы могли бы использовать их потенциал», — заявил один из авторов доклада Евгений Гонтмахер.

Смертельная бюрократия: как украинские беженцы борются за свои права в РФ
По словам Марины Лексин, отток украинских беженцев начался около шести месяцев назад — многие приходят к «Гражданского содействия» с просьбой помочь им купить обратный билет. Это подтверждает официальная статистика. «Симптомы того, что граждане Украины начинают возвращаться, есть. В Ростовской области в среднем за 10 дней 1400-1500 людей уезжают обратно. Минус ушел. Безусловно, наверное, это нас как миграцийникив радует», — цитирует официальный сайт ведомства его руководителя Константина Ромодановского.
Но больной раком Елене Леоновой ехать некуда — на Донбассе у нее никого не осталось.

Share Button

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *